И вечером услышал запах гуся

Оригинал жалобы
Оригинал жалобы

Дорогая Редакция не могла пройти мимо поступка настоящего Патриота своей Страны Николая Глебовича, который сдал с поличным пятую колонну жрущую санкционных гусей полковнику милиции С. А. Гусеву. Владивостокцы гордятся своим соотечественником.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: Николай Глебович?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Да.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: Такой к вам вопрос: вчера все обсуждали ваш поступок, что вы пожаловались на соседку за поедание санкционного гуся. Расскажите, как это вообще произошло. Как вы получили информацию о том, что этот гусь санкционный? Как вы так хорошо информированы о том, что едят ваши соседи?

Настоящий патриот

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Смотрите, выкидывал мусор, передо мной выкидывал мусор мой сосед. Видели вы наверное видео, где утилизировали тушки гусей?

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: Да.

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Я тоже его видел. Но я увидел такую похожую этикетку, была в мусоре соседа. То есть там как бы буквы были не английские, как бы понял, что это польские буквы. И вечером услышал запах гуся.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: И поняли, что, возможно, он санкционный?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Да, да.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: А вы когда звонили по телефонам и жаловались, вы на какую реакцию рассчитывали правоохранителей? То есть как вы хотели бы, чтобы наказали ваших соседей?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Соседей наказали?

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: Ну да, вы же на них пожаловались, значит, вы рассчитывали, что как-то накажут.

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: А зачем наказывать?

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: А зачем вы тогда звонили и сообщали, что гусь санкционный?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Ну, я как бы на правонарушение….

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: А вы вообще знаете об этих санкционных законах, что, в общем-то, потреблять пищу санкционную можно, ее продавать нельзя в больших магазинах.

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Лучше перестраховаться.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: А, лучше перестраховаться… А еще вы указывали на то, что другие ваши соседи курят табак, привезенный из Голландии. А эта информация у вас откуда?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Есть сигареты, которые курят все, а есть сигареты, которые на крутки похожие. Такая вот история. И запах сигарет, на которых написано «Американ Бленд», как бы это…

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: То есть вы такой эстет сигаретный?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Не эксперт, но чей табак я услышал запах.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: Понятно, тоже сообщили, тоже бдительность проявляете. И вопрос тогда: вы-то сами не потребляете санкционные продукты?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Ни в коем случае, вы что.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: А если вам кто-то бесплатно подарит, например, сырок с плесенью, откуда-нибудь из Франции, откажетесь?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Конечно. Конечно, откажусь, по любому, ни фига себе.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: А вообще вы поддерживаете, что Россия ввела контрсанкции и больше не пускает к нам продукцию из-за границы?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Нет, я поддерживаю. Как человек, который служил в армии, я понимаю, что есть закон. Если приняли, то нужно соблюдать его. Тогда не надо было принимать его.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: А вот вы когда позвонили и сообщили, что возможно потребление санкционных продуктов со стороны соседей, что вам ответили правоохранительные органы?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Я не помню, я пьяный был.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: А, вы были пьяны…. А вообще сейчас они как-то отреагировали, может, звонили вам, уточняли?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Звонили, я сегодня ходил, давал показания.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: Показания в правоохранительные органы вы давали. А какие вопросы вам задавали?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Там девушка добрая, нормальная, ничего такого не было.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: То есть она у вас уточняла как-то, при каких обстоятельствах вы обнаружили санкционного гуся, как вы учуяли запах голландского табака или нет?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Девушка добрая, хорошая. Ничего плохого не было.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: А девушка где работает? В каком конкретно правоохранительном органе?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Я не знаю, майор она. По погонам майор, а такая добрая.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: Ага, майор, но добрая. И еще, вы же знаете, что вчера большой резонанс вызвала ваша жалоба на соседей, вас даже называют доносчиком. Как вы к этому относитесь?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Плохо. Получается такая история, что я не давал согласия, я не понимаю, откуда взяли корреспонденты эту информацию. Это раз. И тем более, я давал согласие на интервью, но не давал согласия, чтобы меня фотографировали. Так получается, на улицу не могу выйти, надо будет покупать какое-то травматическое оружие….

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: Зачем вам травматическое оружие покупать? На вас как-то нападали или соседи бойкот устроили?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Уже начинают высказывать, что я стукач.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: А, вам уже соседи ваши говорят, что вы стукач?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Не соседи, но рядом живущие. Все видели фото, говорят, стукач, такая вот история.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: А соседи ваши как отреагировали, поедатели санкционных продуктов?

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: Вот те, кто гуся ел?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: А я с ними не разговаривал.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: Вы с ними в плохих отношениях просто?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Как вам сказать, не в плохих, но я с ними не разговаривал.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: И еще вопрос. Вы сказали, что не давали согласия на то, чтобы эта информация ушла к журналистам. Не хотите судиться с журналистами или правоохранительными органами, которые распространили эту информацию?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Нет, не хочу.

ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ: А дальше, если вы снова обнаружите, что кто-то где-то ест санкционные продукты или где-то какой-то магазин продает санкционные продукты, вы все равно будете сообщать об этом?

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВИЧ: Ну, конечно, по любому.