Есть веселие пить

Я обычно в своих исследования перехожу от общего к частному, но на этот раз придется делать наоборот, потому что тема уж больно болезненная, извините за тавтологию.

Тот факт, что «питие на Руси есть веселие», не отрицается даже самыми яростными поборниками здорового образа жизни. Да, оно может разрушать карьеру, работу, приводить к циррозу и тюремному заключению, но веселия у пития не отнять.

Однако Русь велика и разнообразна, и веселие в ней тоже разное. Кого-то веселит веселие, похожее на рисунки Бидструпа, кого-то, похожее на карикатуры про Петровича, но истинно Русское Веселие, которым увлекаются хлопкоголовые, оно блять больше всего соответствует творениям покойного художника Гигера.

(Только не надо мне тут про Ложкина. Он, слава Б-гу, не из Этих, а из Тех.)

В две-тысячи-не-помню-восьмом году знакомые пригласили меня на музыкальный фестиваль в Измайловском парке. Кто не был из наших – ну он такой, преимущественно на серединку Гидропарка похож, только метро из-под земли, а не сверху, и реки с нудистским пляжем нет. Ну… таке, в общем. Не Версаль.

Фестиваль окружало тройное кольцо милиции. Передовые отряды сразу возле метро, вторая линия подальше, у паркового забора, и третья уже непосредственно вокруг площадки. И если первая линия обороны только недружелюбно позыркивала, то вторая потрошила входящих, как колумбийская таможня.

Признаться, я первый раз попал летом на опен-эйр в Москве, раньше все под крышей случалось, и ассоциировал подобные мероприятия в основном с тем, что происходит на нашем Спивочем Поле, ну или на «Чайке». Поэтому меня такая суровость насторожила – может реально теракт готовится? Или музыка настолько страшная, следят, чтобы несовершеннолетние не пробрались?

Как оказалось, отбирали бухло. Даже пиво. Вообще-то, я считаю это жлобством со стороны организаторов. Понятно, с целыми ящиками идти не надо, но если в руках банка… чо вам, жалко? Выпьют свое, потом купят ваше.

Правда сломала хребет моему внутреннему алкоголику. Я даже подумал сначала, что это шутка, но знакомый был серьезен, как врач-онколог. На рок-фестивале вообще пить нельзя. Даже пиво. Ничего с градусами не продается не только на площадке, но и в радиусе. Во всем парке в кафешках убрали с полок банки и бутылки.

Я понял, что веселия не будет. Блять, нахуя мне ваши аматорские металл-коллективы, хоть даже с «Чорным Обелиском» в качестве хедлайнера, на трезвую голову? Я что, для этого сюда из Киева приехал?

Знакомый сказал: «Не ссы, сейчас все будет. Идем». И мы пошли. Третье кольцо карантина заглянуло нам в рот и задний проход на предмет отсутствия там конфет с ликером, и пропустило нас в оазис трезвости, здоровья и развивающей металлической музыки.

Там все были пьяные. Причем некоторые были пьяные лежа. Я сначала подумал, что это их музыкой прибило, но оказалось – водкой. Я такого пиздеца не видел не то, что на «Чайке», я такого пиздеца даже в клубе «Хлеб» не видел.

— Как? – спросил я у провожатого, – Каким образом?

— Идем, покажу. – сказал он. И мы опять пошли, но уже через парк. Прошли кольцо охраны, потом мимо унылых кафешников, которые безнадежно пытались продать шашлык без пива, потом через забор, потом дворами и вышли к гастроному.

Там мой товарищ купил бутылку водки и два длинных туборга-грин, запивать. «Ну вот, пей, веселись», — сказал он.

— А там? – спросил я?

— А там нельзя.

— А почему тут? – спросил я?

— А потому что со стороны метро пьяных не пускают, а с этой стороны только алкоголь заносить нельзя, а пьяным, как раз, зайти можно. С собой – нельзя, а в себе – запросто.

— А почему со стороны метро нельзя зайти пьяным?

Товарищ только с сожалением посмотрел на меня, как на умственно отсталого ребенка. «Там же метро!» — укоризненно сказал он.

Я понял, что ничего не пойму. Выпил свою водку, запил пивом, во мне, наконец-то, наступило веселие и мы пошли обратно, слушать музыку и валяться, как все нормальные люди, на земле. Мы шли по зеленому парку, в разных концах которого вспыхивали веселые драки, под кафешками, не продающими даже пива, синхронно блевали влюбленные, а над парком бодро гремели сдвоенные бочки очередного коллектива.

Может быть, все изменилось с того времени на Москве. Я же говорю не об административных правилах в конкретный момент, это их личное дело – что запрещать, а что разрешать. Я не кацап, чтобы лезть в чужие дела, и говорить что в чужом устроено правильно, а что нет. Я даже не пытаюсь попрекать вату пьянством, что стало доброй мировой традицией. Я говорю об общем подходе к делу увеселения

Почему мы не умеем так отдыхать, как вата? Где наше дикое веселие? Почему на всех фестах пива всегда залейся, хоть в голову себе лей, хоть на голову? Почему на «Чайке» под «Моторхэд» можно выжрать бутылку водки из горла, и никому до этого дела не было – а веселие все еще не достигало того яростного накала?

Почему «Краина Мрий» — унылое дружелюбное веселие, часто даже с детьми и мамашами, хотя пиво и медовуха продается на каждом шагу? Где, сука, ярость, трэш и Гигер?

Где менты? Где три кольца угрюмых мусоров в наколенниках? Нашей власти что – все равно, как мы отдыхаем? Или они заранее знают, что у нас не того размаха веселие, как у ваты, и вместо полка свирепого ОМОНа, обходятся ленивым патрулем, который сам тянет в тени пиво, когда думает, что на него не смотрят?

Я предполагаю, это потому, что веселие только тогда нормально веселит, если его запретить. Но не совсем, а оставить гастроном за забором, а в заборе сделать дырку. Если водку пить втихаря и с риском, то она вставляет в два раза сильнее. Тогда вставляет не только водка, но и осознание того, что ты кого-то наебал. Хитрые кацапы это поняли, и пользуются ноу-хау вовсю. Они сами себе запрещают то, что больше всего хотят, и, нарушая собственные запреты, выхватывают двойную дозу удовольствия.

Видели бы вы, с какой радостью после концерта небедно одетая молодежь перепрыгивала через турникеты в метро и проползала под рекламными щитами, пачкая дорогие шмотки о засранный пол. Наебали! За проезд не заплатили!

Я тоже хотел проползти, выхватить этот кайф, но в последнюю секунду застеснялся, и пошел, как быдло, оплачивать проезд. Отсталый мы народ, хохлы. Не умеем правильно веселиться.

П.С. Толик, это исследование, кстати, было предупреждением для тебя. Если веселие легализуют – оно перестанет так бодро веселить.