Владимир Соловьёв: из мемуаров «Судьба Резидента»

3
11

10848856_801676109898004_5682312033303543000_o[1]

«Я безумно люблю Россию и наш светлый праздник Рождества, но как гражданину США мне приходится справлять еще и Рождество католическое, которое я ненавижу, как и все западное.

Каждый раз, когда я уезжаю в конце декабря за границу, я, скрипя зубами, хожу по рождественским базарам и мысленно плюю на все эти вертепы, елки, Санта-Клаусов и людей с фальшивыми улыбками. Другое дело у нас в России – здесь все настоящее! Я как-то зашел в церковь, а ко мне стали тянуться какие-то калеки и блаженные, приняв меня за святого. Я прямо-таки замироточил от счастья.

И тут я увидел на стене икону, где был изображен святой точь-в-точь похожий на меня. Я подошел к ней и поцеловал ее. Ведь, верно говорят – бог не Тимошка, видит немножко.

Потом я, правда, вспомнил, что сам принес в церковь эту икону, написанную Никасом Сафроновым, которую мне друзья подарили на День Рождения.

Я быстро раздал страждущим свои визитки без обратной связи и поспешил на рейс в Нью-Йорк, чтобы от души поплевать на хваленые западные ценности…» — пишет Владимир Соловьев в книге «Судьба Резидента».

Прокомментировать

3 КОММЕНТАРИИ

  1. «Я безумно люблю Россию и наш светлый праздник Рождества, но как гражданину США…и предателю мне наплевать на моральные ценности ибо деньги деньги деньги решают все где деньги там и я — некий подлец Соловьев…»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here