Кацапохохлятская жаднощедрость (парт оне)

0
18

tmpUDlZh9[1]Вот, утомляют постоянные житейские разговоры о кацапской щедрости и хохлятском жлобстве. Типа, где хохол прошелся, там даже плесень не растет, а кацап зато последнюю рубашку ради дружбы пропьет.

Тут требуется ноучный подход. Прежде, чем рассматривать альтернативную пару «кацапский-хохлятский», надо сначала рассмотреть пару «щедрость-жадность». Потому что первая пара — она прилагательная, значит второстепенная, а вторая — она существительная, значит главная.

Но, как в любой ноуке, понадобится комплексный подход, иначе будет лженоука и опять получится циркониевый браслет и биолокация.

Щедрость и жадность не являются ни достоинствами, ни недостатками, а просто скоростью транзита имущества, по типу «в бассейн из трубы А вливается, из трубы Б выливается…» И тут все зависит – сколько этого имущества в бассейне, и какую скорость транзита бассейн потянет.

Если не забуриваться мохнатые времена с мамонтами, и покурить крапалик ландшафтной травы Гумилева, то становится ясно, что национальный менталитет народов формировали все-таки ландшафты. И там, где богатые черноземные почвы позволяли прокормиться отдельной семьей, то есть хутором, и зарождалось славное хохлятское жлобство, основанное на индивидуализме, собственничестве и опоре на свои силы, эдаком славянском чучхэ (точнее — «то чье?»). Объединяться выше уровня хутора если и надо было — то только в случае форс-мажора, типа набега ногаев или драки на свадьбе.

Безусловно, у этой модели есть и слабые места. Например, когда хуторянское жлобство чересчур уж сгущалось в локации, отключая систему распознавания «свой-чужой», и порождая явления типа Кайдашевой семьи.

Но в целом, хуторянский комплекс, именуемый кацапами «жлобством» включает в себя ряд полезных для выживания на данном ландшафте качеств – индивидуализм, смекалка, прижимистость, инициатива, расчет на свои силы и здоровая осторожность. На культурный код кацапа это переводится как «моя хата с краю», «хитрожопость», «жлобство», «начальству жопу лижет», и опять таки «моя хата с краю». Ну, они так это понимают, что тут поделать, не там они росли.

Зато это именно то, что надо в условиях сытного, но стремного южного степного фронтира.

Если кто не понимает – о чем я, пусть поинтересуется количеством уведенных в татарский полон в 15-17 веке только из Подолии. Так шо без тына, выбачайте, нияк.

Именно с этим ментальным комплексом сталкивался любой, кто хоть раз видел украинского прапорщика. А кто глубже вникал в таинственную подводную жизнь прапорщиков, тот хорошо знает, что сам по себе, в одиночку он морду не наедает, а тут же строит вокруг себя свой «хутор», что это за хозяин без хутора?

Таким образом, этическая пара «щедрость — жадность», во-первых, этической вовсе не является, потому как это не моральные свойства, а адаптивные. Не буду ебать голову «моралью, как адаптивным свойством вида в целом», бо до утра так проговорим.

А во-вторых, это вообще не альтернативная пара, поскольку противопоставляются разноименованные числа, а сравнивать четверг с дождем — это неноучно. Жадность, как простое число, делится только на единицу и на саму себя, с ней все более-менее ясно. А щедрость, сука, такая хитрая (особенно кацапская), что о ней надо отдельно разговаривать.

Так шо надо переходить к альтернативной паре «хохляцкая — кацапская».

Дали буде о кацапской щедрости, бо многословие грех.

Прокомментировать

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here