Как чуяла моя душа шо в две лекции по модификации ментальности не уложимся, придется третью ваять. С годами профессор стал многословен, и память у него уже не та.

Шо у нас сегодня? Третий способ изменения национальной ментальности, он же форматирование, он же Противоестественный, он же «Русский Путь».

Ну, положим, придумали его не русские, они просто реализовали его от всей души, как только они умеют – умело сочетая теоретическую базу (которая, как всегда, не соответствует реальности) и удалой размах (который не соответствует теоретической базе). В общем, эдакая свадьба Стеньки Разина и персидской княжны, которая закончилась традиционным «она утонула». В итоге деньги на празднество потрачены, вместо молодой жены – пузыри по Волге, а друзья робко перетаптываются в ладье: «Стенька, ты чо, мы же только подъебнуть по-дружески хотели…»

Форматирование всегда делается извне. По крайней мере, по внешним чертежам, даже если воплощается руками местных умельцев. Поэтому французское либерте-эгалите-фратерните чисто технически назвать форматированием назвать нельзя. Это такое быстрое реформирование с элементами погрома.

Конечно, впечатляют все эти фрюктидоры и прериали, Культ Разума с праздниками, сопровождающимися публичными казнями и Марьяна с голой сиськой. Но сути это не затронуло, галлы как только нарезвились своим «са-йра» и перепортили все фонари, тут же нашли императора вместо короля, возлюбили его, и до сих пор любят. Ничо им, кроме Бурбонов, жить не мешало, как оказывается.

Бурбоны, конечно, та еще гадость (особенно кукурузные дешевые). Но повод оказался недостаточным для полного форматирования. Да и цель такая не ставилась Кроме того сказалось отсутствие а) серьезной теоретической базы, б) средств массовой информации, в) не те люди французы. Иначе была бы не Франция, а какое-нибудь СНГ. Союз Народов Галлии, например.

Гитлер (забегая вперед) даже и не пытался форматировать национальный менталитет. Он взял ту же нацию, с той же ментальностью, и потребовал от нее того же самого, только быстрее, выше, сильнее. В десять раз. От чистокровных арийских альгемайне-эсэсманов – в двенадцать раз.

***
Форматирование России происходило на основе качественной теоретической базы, отличавшейся от фантазий Сен-Симона так, как тяжелая генуэзская цагра отличается от детского лука со стрелами на присосках. Более того, люди, взявшиеся за форматирование, русскими не были – независимо от места проживания, этнических корней и языка повседневного пользования.

Мы не будем сейчас читать исторический курс, хто, как и кого возил в пломбированном вагоне, и кто первым начал красно-белый террор (фанаты «Спартака», судя по цветам). Тема нашей лекции – форматирование ментальности.

Этот процесс сводится к удалению прежней разметки в коллективных мозгах нации, и нанесению новой. И если с удалением прежней все получилось бодро и по-большевистски, то с нанесением новой разметки возникли проблемы.

Как удалилась прежняя разметка, прекрасно показывает художественная литература и кинематограф, описывающий быт 20-х годов. Пение хором под руководством Швондера и феерическая постановка пролеткультом гоголевской «Женитьбы», потрясшая даже повидавшего всякое Остапа Бендера, творческие судороги ВХУТЕМАСов и ЛЕФов – это не создание новой разметки, а удаление старой.

Потому что существовавшее до того ментальное поле страны было как косой пробор на голове белогвардейского офицера: справа десять процентов волосистой части хрустит французской булкой, слева девяносто процентов с ненавистью прислушивается к этому хрусту. И надо было из этого пробора сделать сначала колтун, а потом и вообще сбрить под ноль.

Первоначально большинству населения страны это очень нравилось, потому что российские общинники видели в этом что-то свое, особенное. Например, определение «общая справедливость» в кацапской голове автоматически разваливается на составные: «общее» и «справедливо», и ему видится не то, что написано по сути, а то, что все будет общее – и это будет справедливо! Если у него нихуя нет, и никогда не было, а все будет общее, и это будет справедливо – как тут не восхититься!

Или: «От каждого по способностям, каждому – по труду». Ну вот кто и когда считал, что он мало трудится? Покажите мне этого святого человека! Каждый же согласен по труду, даже если он вшей бьет. По результату труда не согласны, а по труду – так мы всегда готовые!

***
Новую разметку файловой системы начали наносить уже в тридцатые, под бодрые марши девушек в белоснежном, несущих знамена спортивных обществ «Трудовые Резервы» и «Локомотив».

Однако перестарались. Модельный облик «новой общности Советский Народ» оказался таким сияющим, что народишко попрыгал-попрыгал до него, как спаниель до баскетбольного кольца, да и загрустил. Насмотревшись на эти парады, мужички чего-то не стремились становиться похожими на Сергея Столярова, а предпочитали бить жен за то, что они не похожи на Любовь Орлову.

Вы почитайте «Моральный кодекс строителя коммунизма». Там такое невозможное существо описано, что ангелы небесные должны становиться на колени и служить ему, принося ситро из буфета.

Образы этих Строителей Коммунизма исполнялись в мозаике на стенах кинотеатров, бассейнов и школ: добрый и спортивный Строитель, с круглым шлемом «СССР» в одной руке, и моделью атома неведомого вещества (с тремя электронами) в другой, взирает вверх, готовясь взмыть к звездам. За него крепко держится загорелая подруга, с пучком свежесорванных зерновых культур, словно говоря: «Или сделай мне коммунистического ребенка до отлета, или мы летим вместе, и умрем в один день в анабиозе».

Ноука здесь не проводит четкую хронологическую линию развития от 30-х до 80-х, а указывает, что дело было похоже на побелку забора: что ни дождь, то надо перебеливать. Для забора это годится, а вот для ментального форматирования – нет. Приливы-отливы, туды-сюды, а разметка формата сползала как побелка после ливня. Какие-то кляксы оставались, но на мозаичного космонавта это было не похоже.

Люди смотрели на это дело и сникали. Потому что одно дело, когда адмирал Нельсон говорит перед боем: «Джентльмены, не бойтесь и не стыдитесь, вас научили всему, что вам необходимо, сделайте каждый свое дело – и это будет достаточно для победы». Другое дело, когда тебе с намеком каждый день говорят: «А готов ли ты отдать завтра свою жизнь, как Гастелло?» Это, сука, сильно фрустрирует, знаете ли. Смотреть на мозаичного космонавта, и осознавать что ты в рентгеновском взоре Светлого Будущего – говно, алкаш, а вчера спиздил на судокомбинате ведро молотковой эмали.

В общем, партишн тейбл был задуман хороший, но реализация на имеющемся материале вышла как на свадьбе у Стеньки Разина. Вместо красивой молодой семьи – мужик, страшный с бодуна, свежая утопленница и охуевшие гости. А еще вчера собирались жить долго и счастливо, еды накупили, челны арендовали, людей пригласили…

Отформатированными по-новому членами общества будущего были только дети до седьмого класса и киногерои типа Мимино и Алисы Селезневой.

А потом случилось то, что случилось, Союз развалился, и система, оставшись без внятной разметки, начала судорожно искать архивные копии, чтобы хоть как-то по ним восстановиться. Система просто откатывает свои настройки назад, потому что впереди у нее ничего нет. Не озаботились.

Единственным глобально мыслящим человеком (да и то литературным) оказался пелевинский Вовчик Малой: «Напиши мне русскую идею размером страниц на пять». Но Вовчика грохнули чеченцы, идею так никто не написал, и тогда из прошлого в национальную ментальность полезли черти и химеры, составленные из уцелевших обломков файлов Сталина, Царь-Батюшки и Перуна.

Мдя. Таки парт фо неизбежно.

Реклама