Как и предполагалось, после первой части лекции на ноучную кафедру набежали самодеятельные историки и стали компетентно говорить шо не так все було.

Ну, общеизвестно, что в историки идут те, у кого в школе была двойка по труду. Потому что быть профессиональным историком – это все равно, что сожительствовать с глухонемой деревенской дурочкой. Можно все что угодно сельчанам про свои сексуальные похождения рассказывать, какой ты мощный бык Апис – твоя бедная наука история, дурочка-истина, все равно как не подтвердит, так и не опровергнет твои байки, только мычать будет, слюни пускать и глаза таращить. На этой дельте между фактом и интерпретацией, собственно, историки и имеют свой быстрорастворимый суп на потребу дня.

Нам то похуй, мы понимаем, шо им тоже кушать надо. И мешать им харчеваться не собираемся. Но только шобы и они не лезли к нам, со своей плошкой для подаяния и проповедью в наши мерседесы.

Если историк начинает вам доказывать, что вменяемый средневековый князь больше предпочитал произвести на гривну товаров и услуг, чем на десять гривен набарыжить, или на сто награбить – посылайте такого историка нахуй. Потому что, если историк может позволить себе быть дебилом, то князь – нет. Это, в отличие от историка, нервная и ответственная работа с высокой конкуренцией в профессии. И хуйней там заниматься чревато.

Этот тезис ноучно я доведу пожже, когда расскажу о князе Владимире. В отношении которого отдельные ебанутые до сих пор считают, что выбор им православия для Руси был тонким политическим ходом. Еще одной вовкиной многоходовочкой. Чтобы типа подружиться с могущественной Византией, заключить соглашение с тогдашним ЕС и войти в семью европейских народов. Странно, почему-то вполне православных болгар византийцы не то шо «в семью европейских народов» не пускали, а вообще на хую вертели.

Вам не кажется, шо если резкий пацан предлагает на выбор варианты — себе в жоны дочку банкира, или банкиру по еблу битой — то это банкиру надо веру менять в пацанскую, а не пацану в банкирскую? Не? Ну, вот историкам так не кажется. У них свое мнение.

А мы тут тихо смотрим – как оно правильно на наш взгляд, и водим вилами по воде.

***
Итак, Русь, в виде сети коммуникаций, и прилагающейся к рельсам инфрастуктуры, потихоньку проникала в сказочные лукоморские места. Транспортный поток усиливался, требовалось больше шпал и лошадиных сил, в лесу прокладывали еще одну узкоколеечку, и местные кикиморы понимали, что лучше устроиться на работу на полустанке парикмахершей, чем с риском для жизни грабить с костяным копьем одинокие дрезины.

Надо понимать, что это был не счастливый шанс, а крайне рискованный способ развития цивилизации. Жить на торговых путях очень выгодно, но опасно и непевно. Потому шо недород пчел, колебания цен на укроп, и прочие непредсказуемые вещи однажды могут поставить крест вообще на всей этой Ганзе размером с половину Европы. Вон как с кацапами получилось — хотели осваивать Луну, но тут им цену на нефть понизили — теперь они через е-бей ищут для пенсионеров педигрипал подешевше.

Или как в древности поставили крест на разных сигтунах и хедебю. Еще вчера эти города рвались в Нью-Йорки Севера, заплевывая Рим и Вавилон, строили бревенчатые биржи и выпускали ценные бумаги на бересте. А сегодня китайцы, которые последними услышали об этих торговых суперцентрах, загоняя ослов на перевалах доехали через половину планеты до Хедебю торговать китайским шелком и айфонами, охуевши бродят по обезлюдевшему козьему выпасу.

— А где, собственно, все? – потрясенно спрашивали китайцы.
— Ме-ме, — отвечали им козы на выпасе между руин торгового центра и бывшего аквапарка.

Такшо на Руси железная дорога Север-Юг тоже не была нерушимой трассой в будущее. Иногда Русь скукоживалась из-за колебания цен на укроп, полустанок хирел, кикимора-парикмахерша убегала обратно в лес, зато из брошенного ржавого вагона-ресторана получался отличный домик для кикиморят. Бывало и шо Русь раздувалась, и кикимора прибегала стричь пациентов обратно. Короче, бизнес-отношения, ничего личного, тем более патриотического.

***
(То, что на одной территории проживали разные народы, относившиеся друг к другу исключительно с потребительским интересом, не в новинку для ноуки. Достаточно вспомнить спартанцев и илотов)

***
Нехай историки учат даты, а нам надо понять психологию этого процесса. Хорошо сьо показано на примере дурачка Кукши из советско-норвежского блокбастера «И на камнях растут деревья». А кто это кино не смотрел – то на примере хоббита Бильбо из «Хоббита». А кто и это кино тоже не смотрел – тому я уже и не знаю шо посоветовать, в детсад, суко, шоли обратно записаться, в подготовительную группу, или провериться у эндокринолога.

Вкратце синопсис: в тихое место, в избушку к мирному хоббиту из племени лягвичей или кряквичей, приходят какие-то жуткие бородатые байкеры в рогатых шлемах. В случае с Бильбо они добром убалтывают лоховатого аборигена весело и с выгодой провести время («Есть там один такой дракон, ты его быстренько убьешь, и мы тогда поделим золото… да шо ты ссыш, тут недалеко…») В другом случае хозяина хатынки просто лупят по затылку дрючком, и увозят навстречу настоящим мужским приключениям.

Через год приключений, заматеревший хоббит Кукша возвращается в свой Шир. Со стыдом он смотрит на родные убогие мухосранские грядки репы, в которых возятся немытые лягвинские хоббитята, ловя хробаков. Кукша тихонько кладет на грязный стол пышну картату эреборську хустку в подарок для мамуси, и незаметно, через тын за огородом, съебывается обратно к своим рогатым байкерам. До настоящей жизни с горячими матацыклами, драконами и горшками с золотом.

Детство хоббита, как ему и положено, закончилось.

Вот мы нарисовали вам два подхода к жизни при первичном протоколе Руси – это кикиморша с детенышами, которая индукцией обретает русскость по мере приближения к ней железной дороги, и так же быстро ее утрачивает, если дорогу переносят в другое место, как катушка в магнитом поле. И хоббит Кукша, который побежит за этой Дорогой куда угодно, хоть в Доростол, хоть в Эребор.

Этот ментальный разлом станет вечным в отношении славянской руси и лесной чуди. Эту мысль мы хотим донести до кадетов, а не в каком году была битва на речке Ссани.

***
Фиксируйте, кадеты: Русь была не контурной картой, заштрихованной цветным карандашом, а пульсирующей и мобильной помесью корпорации и социальной сети. Шо из-за колебания цен на укроп и фряжское вино то приобретала, то теряла покрытие и подписчиков. Причем, операторам этой сети, в отличие от владельцев современных сетей, общее покрытие было абсолютно похуй – только кэш-флоу в сундук наличманом. Топ-менеджерам проебавшихся депатмэнтов тупо рубили головы — шоб не размножались на будущее.

Это были настоящие богатыри-террористы, которые, просрав бизнес-план, не парились вопросом чистой юридической ликвидации бизнеса и выплатам компенсаций безработным шахтерам, а поджигали на прощание лесных кикимор нахуй вместе с их копанкой, городищей и грядками репы. И переезжали княжить в Процив, например, где финансовый прогноз был лучше.

Ну, в общем, почти как сейчас.

***
В следующей лекции мы расскажем почему «русская идея» — опасная в дурных руках. Почему бабусе Оле мало памятников поставлено, а также в чем преимущество языческих GPS-богов с глобальным покрытием над портативными языческими богами в тачках на колесиках.

Еще одна лекция будет за историю, а потом постепенно переходим таки к мистике и чунга-чанге вокруг перуна Победы.

Реклама

1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.