17332_600[1]

Во первых строках моего письма, хочу поздравить вас, дорогая Светлана Александровна, с получением Нобелевской премии по литературе. Но, поскольку не вся лекция будет о вас, то и сон мой будет из нескольких частей, засим прощаюсь с вами, дорогая Светлана Александровна. Всегда ваш, товарищ Сухов.

Сразу скажу, что читал я из творений уважаемой лауреатки только «У войны не женское лицо», поэтому разбор творчества проводить не буду. Меня вообще пугает беларуский военный трэш. Эту тему надо однажды пережить, но если уже понял шопочем – дальше увлекаться этим не обязательно. Я однажды, еще маленьким, прочитал на афише – «Иди и смотри», ну, пошел, потратил десять копеек и посмотрел. Лучше бы я три раза выпил воды с сиропом и один раз без сиропа с газом на эти десять копеек. Это был второй случай, когда я в детстве чуть не поседел прямо в зале – первым было живое выступление Шаинского.

То, что у войны не женское лицо – это только пожелание писательницы, а вовсе не констатация факта. Можно вспомнить Троянскую войну или осаду Орлеана, имевших вполне женские лица. Скажу больше, почти за каждой дракой самцов, которая суть зернышко и сперматозоид войны, маячит в полумраке женское лицо. Да и вообще, у войны много лиц.

Но вот то, что война не для женщин, и сами они страдать от нее не должны – факт, и с этим согласятся даже мои любимые и ненавистные феминистки, обклеившие стены своей холостяцкой спаленки постерами с лейтенантом Рипли и рядовой Джейн вперемешку с другими няшными котиками в милитари.

Во время любой войны самыми уязвимыми оказываются женщины, старики и больные. Дети тоже – но над ними раскрывается этологический зонтик защиты с обеих сторон конфликта. Пусть ненадежный дырявый зонт, но он есть. Детей стараются беречь. Остальные же подыхают на свой страх и риск. Именно они заинтересованы в максимальном сдерживании любого конфликта, а не румяная молодежь, для которой война – это где можно помереть, но можно же и отжать!

Поэтому для меня олицетворение самого ебанутого что есть в мире – это бабка-пенсионерка, которая, размахивая чужим флагом, орет на площади, требуя «ввести войска» и накликая на свою дурную голову настоящую войну. Будучи сама абсолютно уязвима по всем трем векторам военной виктимности – гендерной, возрастной, по состоянию здоровья, бабуля призывает на себя все, чем можно проклясть человека. А если у нее при этом есть внуки – то накликает даже больше, чем Бог попускает человеку: «Я свое пожила, а теперь вы все сдохните вместе со мной».

***
Ну, представьте себе еврея-гомосексуалиста с диабетом, голосующего в Германии за НСДАП и Фюрера. Его спрашивают – зачем ты это делаешь, Мойша? Ты в своем уме? Ты для них трижды виноват! А он отвечает: «Хочу хотя бы краем глаза посмотреть на сияющий Новый Мир Ариев, и как межпланетные дирижабли со свастикой под гром музыки Вагнера опустятся на Луне! Это же будет так прекрасно! Ради этого стоит рискнуть!»

— Нет, — скажет спустя пять лет комендант KZ, после минутной тишины в кабинете, закончив листать дело нового постояльца. – Не мог нормальный еврей за нас голосовать. Унмёглихь! Посмотреть на дирижабли ценой жизней своего народа? Шайссе, врет он, что еврей. Вычеркивайте у него из дела «еврея», а вот швуля подчеркните дважды. Так что спарывайте с него желтую звезду, нашивайте розовый треугольник, и в барак к пидарасам. Лос, лос, шнель!

***
Некоторые виктимные группы действительно, не понимают, что «Комедия о Лисистрате» – вовсе не комедия. Смеяться там особо не над чем. И если суть творения Аристофана до них не доходит – то творения Алексиевич точно дойдут. Так не так весело, и куда как более наглядно показано, что больше всех заинтересованы в сохранности корабля пассажиры третьего класса. На них-то точно шлюпок не хватит.И если кто-то в общаковой каюте ниже ватерлинии ковыряет заклепку — его пиздят всей каютой.

Алексиевич написала о том, что женщина должна выбирать мир, а мужчина должен защищать ее выбор. У кафедры по этому вопросу двух мнений нет. Это система «кхалиси-цепь-дракон», при этом женщина должен быть максимально миролюбива, мужчина максимально сознательным, а цепь взаимосвязи — максимально крепкой. Только тогда по королевству могут гулять спокойно люди. Иначе в мире начинается хуйня, дизастер и геволт. Когда бабы дуры, мужикам похуй, а связь прогнила.

А поскольку остального у Светланы Александровны я не читал – просто поздравлю сябров с тем, что их соотечественница вошла в историю мировой литература, а жителей нашего старого-доброго Станислава ака Ивано-Франковска с тем, что они теперь еще и родина Нобелевского лауреата, и у них есть дополнительный повод прикрутить на дом мемориальную доску.

***
Зато есть люди, которые читали Алексиевич больше моего, и вот они, оказывается, несогласные с Нобелевским комитетом. Не буду поминать тут Шарикова и переписку Энгельса с Каутским, там где тоже нашлись несогласные, просто скажу, что это ветераны Афганистана. Недовольны они, в основном, «Цинковыми мальчиками», и претензии сводятся к трем пунктам

1. Мы не согласны.
2. Не так все было.
3. Мы будем протестовать.

Цитату для старта.

«У меня есть заманчивая идея. Я соберу своих друзей-афганцев и на видео мы обсудим в прямой трансляции на ютьюбе все перлы «нобелевского» лауреата.

Чтобы не быть голословным, каждый присутствующий в эфире продемонстрирует свои документы. (…)
Обычная правда и немножко служившим парням, в основном, нищим (уже почти дедам) из провинции заработать свой заслуженный кусочек от лживой премии. Тут врать не стану.»

Идея охуенно заманчива не только попыткой заработать на чужой премии, но и во всем остальном. И сейчас я поясню ее манящие свойства. Раз уж мы помянули коменданта концетрацьона, то представьте себе 1961 год, мюнхенскую пивную, в которой сидят ветераны Вермахта и СС, и пишут коллективное письмо советскому султану, осуждая присвоение Гагарину звание «Герой Советского Союза».

Эрсте! – загибают неугомонные ветераны Восточного фронта корявые пальцы – Мы не согласны, что первым полетел большевик! Цвайте – не так все было, это наша, немецкая разработка! Дритте – Мы не согласны с решением ЦК, и пройдем маршем под развернутыми знаменами своих частей по улицам Бонна! Мы еще живы! Этот русский недостоин звания «Герой Советского Союза»!

Я по пунктам эту ебань разбирать не хочу, просто замечу, что мнение недобитых вояк, избежавшей Колымы только благодаря своевременной сдаче в плен англомериканцам, аж нияк не убедительно для Президиума ВС СССР, рисующего наградные документы. И не только потому, что это не ветеранское собачье дело – кого там и чем награждают – а потому что они просрали войну, и свое государство просрали до кучи, и их мнение по любому поводу никого не ебет в принципе. Ну, кроме мнения по социальному обеспечению инвалидов.

Победители не пишут историю, они ее делают, а остальные записывают. Поэтому американцы во Вьетнаме, например, победили, а СССР в Афганистане – проиграл, как бы это ни выглядело для военных историков. Военная история – часть общей, а не наоборот. Американцы историю написали, а русские теперь должны ее записывать – иначе это проходит по ведомству сказок, «попаданцев» и прочей психиатрии.

***
Я уважаю право ветеранов любых армий посидеть в бирштубе, вспоминая «минувшие дни, и битвы, где вместе рубились они». Любая война должна закончиться и перейти в разряд воспоминаний – для того и трудятся ветераны в бирштубе, мокая усы в пивную пену и рассказывая друг другу и внукам как в одиночку, в атаке, задушили коня вместе с кавалеристом. Для того и ставят памятники павшим всех армий, независимо от того – «кто начал первым». потому и хоронят всех, а не пинают ногами черепа в чужих касках.

И можно было бы к этой инициативе «дембель против нобеля» относиться с доброй грустью и улыбкой, как к деду Щукарю, крутящему над головой костыль вместо сабли, если бы не вторая часть этого Марлезонского балета.

«Что скажу я. Да, бывали перегибы. Да, клали под гусеницу парочку пиздёнышей чтобы то ёбаное моджахское говно решило кто им дороже… Рассказать про яму с нашими парнями или свои выпердыши. Но!!!!!!!»

Во как.

Напомню, что СССР не воевал с Афганистаном, он воевал в Афганистане – а это две большие разницы. Не было ни объявления войны, ни мирного договора по ее окончании. «Афганская война» — такой же анекдот, как «Дед Мороз» — есть отдельно деды, и отдельно случаются морозы, но в целом такой персонаж не зафиксирован в природе. В Афганистане советские войска осуществляли карательные акции против населения по просьбе марионеточного правительства, самим же СССР поставленного, и глава которого кончил (в смысле помер), давясь в петле на стреле подъемного крана.

Карательные акции советских войск включали в себя уничтожение мирного населения (хотя без объявления войны оно все мирное население), «клали под гусеницу пизденышей» и прочие подвиги, типа «зашли от солнца и уебали по кишлаку нурсами».

(Кстати, как «ваши парни» оказались в яме за четыре тысячи километров от места прописки? Заблудились как в дамбасе?)

Дополнительно напомню, что военные преступления не имеют срока давности. Ну, и раз уж я сегодня дежурный напоминала – то напомню еще и о правопреемственности России от СССР, з якой правопреемственностью кацапы бегают, шо той спаниель с тапцей. Нихуя не понимая, шо это не только преемственность активов, но и пассивов тоже.

И тут уже становится нихуя не смешно. Это уже не дедушки-ветераны в бирштубе, это сука старые комсомольские эсэсманы тянут из сундуков пробзделые мундиры, чтобы рассказать «как все было» и что приходилось давить пизденышей, а вот Алексиевич ничо не понимает в цинковых мальчиках, и мы расскажем всю правду в ютубе с документами. В деталях, недоступных Нобелевскому лауреату.

Так что предлагаю рассказать участникам действительно все, с документами. Публично показывая лица и называя имена. Как звали командира части, клавшего «пизденышей» под гусеницы – имя, фамилии, отчество, кто вел лично машину, кто при этом присутствовал и не сообщил в военную прокуратуру. Про то как баб муслимских ебали, когда командира рядом не было (из того же родника истины взято) – под бормотание «во всех армиях так бывает». Во всех армиях, блять, за такое расстреливают, а сами ебари заполошно молчат, затерявшись в последней шеренге. И вовсе не похваляются перед строем – да мы еще расскажем про все в ютубе! Расскажете? Ну, давайте, рассказывайте.

Эти ваши «пизденыши» под гусеницами были только мальчики – или малолетние мождахеды обеих полов? Выше колесной чеки, или младенцы тоже подходят? Муслимских баб после изнасилования убивали, или просто рот по щекам разрезали и значок с Лениным дарили? Старикам бороды поджигали до или после?

Рассказать «как было» — это же значит именно про все рассказать, а не только про то как «братана Витальку спаследних сил тащил через перевал, он у меня на руках помер, ахуенный был чувак с Челябы, блябуду незабуду».

***
По большому счету их всех надо было судить. Всех причастных – их «батяней-вомбатов, вомбатов-батянь», и одноногий хор в переходах, и кандидатов в депутаты, гордо указывавших в предвыборных программах «служил в ДРА». По крайней мере – расследовать.

Потом одних любителей «класть под гусеницы пизденышей» вешать за шею «тилл», как говорится, «ту дес», других сажать надолго. С точки зрения международного права и вообще всех понятий – войны не было, война не закончена, садисты и убийцы ходят на свободе и похваляются своими похождениями, не имеющими срока давности.

Просто мировое сообщество тогда отпустило обломки СССР, списав ему все висты – исходя из исторической ситуации, понимая, что многие воевали не по своей воле, и пришли в ДРА не для того, чтобы осознанно «уничтожыть всех жыдов», а наладить тупым чуркам нормальную жизнь (исходя из того, что ненормальные сами считали нормальным). Да и вообще решили войну закопать, оставив от нее только труды военных историков и посиделки ветеранов в бирштубе.

Но я не понимаю, на что рассчитывают действительные военные преступники из нынешней страны-изгоя со статусом припарашной, обещая рассказать «как все было»? Они действительно расскажут, как ВСЕ было, «с документами», или это попытка отвоевать у Алексиевич долю от Нобелевской премии, заменив ее байки своими про задушенного голыми руками коня и братана-витальку с челябы?

Если это не очередное постановочное афганское пение в подземном переходе на одной ноге, то призовая комиссия должна слушать их не в Стокгольме, а в Гааге. Надеюсь, они дохуя заработают на этой премии. Лет тридцать должны выигрывать сходу. Это по закону и уставу. А приз зрительских симпатий неугомонное говно должно получать уже сейчас.

Иначе нельзя. Потому что с таких ходом дел, вся эта сволочь-моторолочь, бурятские держибатонхуевы и поседевшие реконструкторы, через двадцать лет будет беззастенчиво рассказывать всю правду, как они давили гусеницами бендеровских пизденышей, считая себя уже не затаившимися до поры до времени преступниками, а гуслярами-былинниками и скальдами давно минувших времен, блядь.

***
П.С. если шо – где я нашел давителя пизденышей гусеницами и претендента на долю из Нобелевской премии по литературе, то вот здесь. http://on.livejournal.com/584417.html

Реклама

3 КОММЕНТАРИИ

  1. о как разъебенило пизденыша, скока текста выдал. Нобелевский лауреат ( которого, похоже, «не читал, но поддерживаю») вообще тут ни при чем. такой поток словесноо поноса, что не знаешь с чего и начать смеяться ( один тезис о победе США во Вьетнаме чего стоит :-))

Comments are closed.