32715_600[1]Когда «четырнадцатипенсовые» солдаты Кингджорджа маршировали с ружьями на плечах, распевая хриплыми голосами «Эх, цумба-цумба-цумба, Мадрид и Лиссабон!» в очередных диких ебенях, они мало задумывались о таких вещах, как культуртрегерство, прогресс, цивилизация и прочее Бремя Белого Человека. Но чем-то подобном догадывались однозначно, уже в силу наглядности ситуации – это же они маршируют по Бенгалии, а не бенгальцы по Уэльсу.

Если бы им рассказали, что местные бенгальские дикари тоже немало занесли в культурную копилку Человечества – например, от арабских цифр на погонах солдат до содержимого аптечки полкового лекаря, солдаты бы только хмыкнули и ответили, что это было давно, и, судя по всему, не принесло пользы изобретателям. Не станем строго спрашивать с малограмотных «томми аткинсов», будь им доступно понимание таких отвлеченных вещей, то они устроились бы на более престижную работу, чем кормить собой крокодилов, комаров и лямблий, подыхая в джунглях от малярии за четырнадцать пенни в день во славу короля ганноверской династии.

Да и выбора аборигенам тогда особого не предлагалось, цивилизация существовала в одном-единственном форм-факторе, виде, цвете и размере. Другой в магазине не было. Это уже потом появились всякие цивилизационные векторы, альтернативные пути на Запад и Восток, а при кингджорджах сильно капризных покупателей пиздили прикладом ружья и предлагали подумать еще раз.

Соответственно и цивилизационная сделка проходила в единственном формате – вы берете у нас то, что мы даем, а мы у вас то, что нам нужно. Но, поскольку в большинстве случаев культурный разрыв между контрагентами был огромным, обычно дикари в накладе не оставались.

А главное, что они получали – это зачатки культурной и технологической общепланетной унитарности при сохранении этнической уникальности, что и привело в будущем к появлению индийских программистов, японских конструкторов и бразильских авиастроителей.

***
Московиты, которые любят считать себя колонизаторами и культуртрегерами, тоже могли предложить туземцам массу полезных вещей – например, немецкую медицину и гигиену, английские ружья и шерсть, голландское полотно, прусские законы, греческие религиозные книги, отпечатанные в Киеве и Львове и исконный московский кнут.

Мы уже писали о том, что Россия служит неким передающим звеном, понижающим редуктором при трансфере цивилизации с Запада на Восток, старательно портя ее достижения по ходу доставки. Английские ружья передавались в виде хуевых тульских контрафактных поделок, прусские законы лишались рациональности при сохранении бессмысленной жестокости, а мудрые византийские книги толковали безграмотные алкоголические попики, сами с трудом понимавшие смысл написанного.

А самое главное, что все эти кривые, погнутые и деформированные кацапскими лапами культурные достижения Запада, лишали туземщину возможности, предоставленной ганноверскими солдатами своим окультуренным бенгальским дикарям – интеграции в общее культурное поле человечества. Невозможно накрутить вершковые гайки на дюймовые болты.

Иначе – откуда бы взялась страна с альтернативной шириной железнодорожной колеи и уникальной конфигурацией электрических вилок и розеток? Эх, вот славно было бы еще и от метрической системы оторваться – тогда изоляция стала бы совершенной, в пудах и аршинах, вершках и золотниках! Но, ружья-то английские, вот досада. Поэтому приходилось терпеть фунт и дюйм, а потом и метр с граммом, как неизбежный «Made in China» на электронных часах.

Московитское культуртрегерство суть работа тюремного контролера в окошке продуктовых передач. Получить ништяки с воли, распаковать и вытрясти, распороть батоны вдоль, а сало поперек. Вскрыть и переломать шоколад, проткнуть консервные банки ножом, вывалить тушенку в сахар, смешать чай и табак, выдавить зубную пасту в джем, и потом грохнуть все это в кормушку «тюрьмы народов» — не забывая добавить: «Помните, кто вас кормит, урки!» А учитывая то, что сами кацапы-контролеры кормятся от дачек, и основным их активом является тюремная стена – цивилизационный проект «Рузский Мир» без полного, абсолютного контроля над Западной Тюремной Стеной теряет экономический смысл.

Все плоды цивилизации, прошедшие кацапский молотковый тюнинг, являются погнутыми, с левой резьбой, и не влезают в стандартную розетку нигде, кроме самого Рузского Мира. Собственно, сама идея Рузского Мира – это контроль над таможней и умножение рынка покупателей Испорченных Вещей, чтобы они не покупали нормальные вещи на стороне, а случайно разжившись ими, не могли впихнуть вилку ни в электрический разъем, ни в собственное сознание.

Транспорт искаженной цивилизации под высокий процент туземным дикарям, искусственно удерживаемым в изоляции от остального мира – один из важнейших исторических источников доходов для московитов. Обмен через шлагбаум чужой пушнины, пеньки и нефти на чужие же технологии, ружья и айфоны за дельту. Так было всегда. В этом смысл существования государства – дегенератора творческой энергии и сетевой подстанции цивилизации.

Именно это вызывает у кацапов, триста лет как оседлавших культурную и технологическую таможню между Западом и Востоком, животное беснование с пусканием пены при любом нашем намерении включиться в культурный и технологический производственный цикл Человечества напрямую, обходя Московский Дегенератор. Именно поэтому затеянный кацапами «союз» назывался Таможенным. А каким еще?

Московитов не пугает отхождение постсоветских ханств и эмиратов в чужие сферы влияния, отваливание гангренозной имперской задницы в пользу Китая на Дальнем Востоке и вымирание внутренних локаций. Это выморочные земли, Восточные врата Мордора, жопа страны, откуда только вытекают фекалии рассейской буренки. Но трогать Таможню? Западные врата? Хлебальник Империи?

«Где мы будем харчеваться»? – и никакой другой цивилизационной идеи в этом москальском мироустройстве нет.

А мы тераз шо та чайка-небога при битой шелковой дороге из варяг в греки. Ну, судьба у нас такая, доля итилиенская.

***
Искажение смыслов, понятий и технологий при такой пародии на культуртрегерство, неизбежно, как разбодяжка героина мелом районным пушером, или соломенные самолеты карго-культа.

Это в Российской Империи строился vauxhall с австрийскими вальсирующими музыкантами, чтобы приучить богатых людей ездить на traines, а не наоборот – скрашивать время ожидания поезда, как в Европе, создавшей поезда, вокзалы и вальс.

Это в Советском союзе существовал колхозный club, где были запрещены beatles и whiskey, а клабмены в телогрейках листали gazette и magazines, лишенные author’s vision & opinion – ради чего, собственно, клабы в Европе и затевались.

Это в современной России автомобиль служит не средством обретения личной свободы в пространстве, как в США, а инструментом бытового и кредитного закабаления. Телефон не средство коммуникации, а статусный предмет. А население, записывающее на чудовищных обугленных кухнях видеопослания Обаме, «готовы терпеть до победы», вплоть до облезания кожи с задницы, не понимает в принципе – для чего организовываются национальные государства. Не для того, чтобы терпеть до победы и писать Обаме, а для того, чтобы не жить на таких кухнях.

Сплошная имитация культуры и технологии. Западная соковыжымалка в Царском Кремле для изготовления апельсинового фреша августейшему и подсолнечного жмыха для окультуриваемого населения. Девяносто процентов западной телефраншизы в эфире, сто процентов шильдов с латиницей на воротниках шмоток, и непобедимая, кажется уже на века заложенная привычка измерять стоимость всего и вся в долларах. Скажите мне — кого из американцев ебет, сколько российских рублей стоит доллар?

Культур, блять, трегеры.

***
Надкусывая и обгаживая достижения цивилизации, кацапы, как обезьяны, извращают даже сам процесс культуртрегерства, ссылаясь то на оспенные одеяла для индейцев, то на насилие над бенгальцами – и забывая, что подобные методики у истинных культуртрегеров были в ходу двести-триста лет назад. Странно, что в России еще не узаконили людоедство на основании того, что кроманьонцы (Кроманьон, департамент Дордонь, Франция) сожрали неандертальцев (Неандерталь, Дюссельдорф, Германия) – а раз можно на Западе, то почему же в России нельзя?

Судя по всему, время, в отличие от пространства, московиты все-таки измеряют в пудах, аршинах, вершках и золотниках.

Современный кацапский носитель цивилизации с методиками несения культуры двухвековой данности сейчас актуален, как петровский усатый гренадер, вламывающийся в айтишный офис с ревом: «Чегой расселись, холопы, не работаем? Сейчас вас имать буду, да на правеж волочь! Кнута давно не ведали?» После того, как люди, лениво оторвавшиеся от ноутбуков, вызывают охрану, гренадер получает в сраку заряд из тазера, руки ему петляют за спиной одноразовым пластиком и укладывают в подсобке. И пока он лягается ботфортами в стену, начальник охраны звонит в Мосфильм с вопросом – не убегали ли из массовки костюмированного фильма сумасшедший артист?

***
Поэтому кацапы сколько угодно могут представлять себя колонизаторами, гремящими сапогами по нашей территории и истории, как по Бенгалии. Это тоже кривляние и дешевая имитация. Сейчас по московитской экономике, промышленности, культуре и государственности гремят сапогами потомки тех самых четырнадцатипенсовых «томми», передвигая культурные и технологические таможни непосредственно к вратам Кремля, где мокшане смогут сколько угодно продавать сами себе матрешек, балалайки и пеньку.

И я, признавая несовершенство западных методов, но разделяя общие ценности открытого мира, все-таки, хотел бы иметь братьями томми, а не емелей. Мне больше понята цивилизация в первоисточнике, а не имперски адаптированная Московией для диких самоедов, немирных чюкчей, белоглазой чухны, горских инородцев и прочих недоумкуватых хохлив.

Хотя соглашаюсь, что отрезать лично себя от мировой цивилизации, безусловно, исконное и неотъемлемое право московитов. Но только себя. Не других.

Реклама