В третьей части речь пойдет о втором по численности слое аборигенов Елдостополя – непенсионерах. Если подойти к описанию данного биомусора совсем лениво, то можно слегка видоизменить изречения Воланда из романа «Мастер и Маргарита»: «Обыкновенные люди…в общем, напоминают прежних…русский мир только испортил их». Однако, мы лёгких путей не ищем ,поэтому поехали.

Непенсионеры в Елдостополе и правда почти обыкновенные люди. Здесь такая же студентота, как и везде, такие же работяги, такие же бизнесмены, такие же алкаши и гопники. Но есть две вещи, которые выделяют Копростополь на фоне других городов. Первая – абсолютно невероятная пропорция «быдло – небыдло», которая почти достигла критической точки 100%-0%. Вторая – это невероятной силы баффы, получаемые каждым аборигеном при рождении. Первый бафф наызвается «Рузге мир» — именно здесь любовь к Отечеству (читай, к Елдийской Пенетрации) достигает своего абсолютного максимума еще при рождении. Второй баф – «Рожден в Скотостополе» — пожизенный бафф, добавляющий +100500 к ЧСВ, и отнимающий весь имеющийся запас интеллекта.

Действительно, именно тут рождаются, живут и бесславно дохнут апологеты русского мира. Именно тут в большей мере живут те самые «ватники», с которых списываются самые популярные клише о говне, стекломое и «дам пасасать», что ярко демонстрирует небезызвестный вам свиностопольский форум. Но, обо всем по порядку.

Жизнь обыкновенного непенсионера в Кротостополе довольно скудна. Работы тут необычайно мало, а город курортный, и поэтому сказочно дорогой (даже в хорошие времена при Украине, а сейчас и вовсе невменяемо дорогой). Посему, чтобы хорошо жить здесь – необходимо уметь вертеться. Те, кто не имел должностей на местных предприятиях (которых, к слову, не так много по меркам численности города) или в частных фирмах, или не имел супруга в рядах Чернодырского Флота Верблюжьей Дефекации, вынужден был зарабатывать на туризме. А те, кто не умел зарабатывать на туризме, сидели в нищете. Так-то вроде бы все как везде, но с одним «но». Когда человек вместо виски пьет малафью богатого соседа, а вместо вкусного ужина кушает сладкий хлебушек, он начинает ненавидеть все вокруг, и винить в этом всех, кроме себя. Как мы помним, на местных наложен бафф* «Русский мир» самого высокого уровня. Именно поэтому почти все говностопольчане ненавидят Украину.

Я знаком со многими местными, прозябающими в трущобах, единственным заработком которых является сдача собственной халупы на лето туристам, а на остальное время студентоте. Причем все не так радужно, как в Мацкве — сдают за бешенные бабки хату, доставшуюся в наследство от окуклившейся бабки, а сдают одну комнату, в то время как во второй живут сами. Все до единого из них люто, неистово ненавидят Украину, думая, что именно она виновата в том, как они живут. Поэтому я с младых ногтей знал, что при любом раскладе, как только Рыозя захочет «вернуть» себе Крым, то первым в объятия воняющего тленом и баребухами Мишки кинется именно Дидостополь. Потому что здесь, в отличии от остального Крыма, чересчур видна разница между нищетой и богатством, что, в совокупности с вішеуказаннім баффом «Русский мир» дает ненависть к Украине, превосходящую все разумные пределы, а так же детскую наивную надежду, что когда придет Рыозя, богатыми станут абсолютно все.

В связи с повальной нищетой у местных выработался набор безусловных рефлексов, предназначенных для быстрого поиска халявы. Все вы знакомы с видео, поражающим воображение своей омерзительностью – драка за оливье. Так вот это – лицо местных. Менее красочным было бы видео из местного морвокзала, который два или три года исполнял функции грузового порта. Я подрабатывал там в особо тяжкие времена и наблюдал, как бывалые докеры ловко вскрывают упаковки с привезенных из Турции товаров, дабы определить, что из этого можно невозбранно спиздить. Помимо кураги, инжира, фисташек и строительной пены, тянули даже вещи абсолютно ненужные: китайские лебедки, линейки, куски разборных хулахупов, и т.д. Правда это можно отнести к исконно русским традициям, воочию выглядит впечатляюще.

Еще более впечатляюще выглядели драки пьяной молодежи за халявную солдатскую кашу и «фронтовые сто граммов» в парках на девятомай. А если бы в 2007 у меня был телефон с камерой, я бы с удовольствием показал вам великолепный махач за халявное пиво в одном из магазинов Чмырестополя. История такова. На одной из оптовых баз хозяева сделали акцию – за одну бутылку пива любого объема, ты получаешь такую же по объему в подарок. Не понятно, откуда взялась такая щедрость (видно, срок годности пива истёк, а сбывать надо), но данная акция собрала такое количество народу, что парад на день ВМФ отдыхал. Люди покупали ящики, и получали ящики в подарок. И вот, когда пиво подходило к концу, особо предприимчивый и богатый колдырь купил пять ящиков, чтобы получить столько же в подарок. Часть толпы не выдержала и навалилась на него с яростным криком. Вторая часть толпы вступилась за избиенного, и образовалась настолько фееричная потасовка, что голливудские блокбастеры нервно курят в стороне. Кстати, беднягу забуцали так, что его увезла скорая, а купленное им пиво умыкнули хитрые мародёры. На фоне того побоища, драка за оливье – просто танец маленьких утят.

К слову. Подавляюще большинство Гнидостопольчан – ярые колдыри или наркоманы. Там, где я жил, большинство людей были приезжие: студенты, туристы, морячки. Но местные выделялись настолько, что даже в толпе из двухсот-трёхсот человек можно было безошибочно определить, кто же тут «коренной», а кто «понаехавший» — по характерному цвету кожи, выражению лица и жуткому смраду. Некоторые экземпляры поражали своей устойчивостью к алкоголю: в борьбе с «коварной водой» они проводили по 20-30 лет, не просыхая ни единого, сука, дня, а когда им ставился какой-нибудь вкусный диагноз по типу «цирроз печени» или «хронический панкреатит», просто переходили на дудку на пару недель, а потом возвращались к родному стекломою. Это тоже не могло не сказаться на общем менталитете города.

Большая часть местных — патологические хамы, гопота и дебоширы. Проявляется это в самых разных вариациях. Я помню, как один молодчага на Лётчиках очень светлой ночью сел срать прямо посреди дороги. На возмущенные окрики товарищей по распитию, он, сидя на корточках, гордо изрёк: «Я местный и мне похуй, я делаю что хочу, это мой город». В этом есть доля правды, кстати. Правда заключается в том, что в местную милицию шло в основном такое же местное отребье. Поэтому у местных всегда был козырь: в любом замесе, даже если виноваты они, страдали туристы\студенты\залётные. Почти всегда местные выбирались сухими из воды благодаря тому, что в отделениях работали их одноклассники, парни со двора, родственники и т.д. Единственные, кого боялось это быдло – татары. Татары наводили ужас на всех, с ними местные старались дружить, или обходить стороной. Правда, немного напоминает отношения между руснёй и чеченцами в Мацкве? А потому что русня везде одинаково ссыклива, и нет для них большего страха, чем мусульманин или просто кавказец.

А теперь представьте себе всё это, помноженное на чрезмерную ультралевую политическую сознательность, и получите то, что есть на самом деле. Повальная нищета и живые, настоящие диды рассказывают, что в Союзе все было хорошо и все были равны и счастливы. Туристы из Москвы, сорящие баснословными по меркам местных деньгами направо-налево на фоне зарплат в 50-70 баксов, и вера в то, что когда сюда придет Россия, мы будем жить как в Мацкве (кстати о Мацкве: доходило до абсурда – иногда летом, в клубах, местная молодежь даже имитировала московский акцент, чтобы подцепить девочку поярче). Все это привело к тому, что когда грянул «лигитимный рифирендум», жители этого мерзкого фурункула первыми ринулись кидать сраные бумажки с надписями «ХАЧУ В РАИСЮ».

И не надо мне рассказывать о легионах патриотов Украины в городе-гнирое. Я был в их тусовке, и, поверьте, их тут катастрофически мало. Возможно, их любовь к Украине сильнее, чем у самого «щирого» патриота из Львова, ибо одно дело, когда патриотизм – тренд, а другое – когда за него и убить могут. Но их тут было просто несравненно меньше, чем тех, кто ждал вступления в Мразийскую Липосакцию.

О студентоте писать ничего не буду – она тут такая же, как везде. Единственное, что можно сказать: приезжая в Свиностополь, многие студенты почему-то влюбляются в него с первого взгляда, и, уезжая в родные Нижние Залупки Очкомортановской области, долго-предолго гордятся тем, что они здесь учились, перенимая у местных даже бафф «Русский мир». Суть этого явления мне не совсем ясна, однако, как я уже говорил – возможно, это дело вкуса. Жрут же люди сыр с червями и протухшую рыбу, еще и деликатесом это называют.

В общем и целом, надеюсь, что дал вам общее представление об аборигенах Шлакостополя. На самом деле, чтобы раскрыть всю суть о них, нужно писать такую простыню, что ее просто никто не станет читать. Однако, в конце концов, моя задача рассказать вам, какой я запомнил эту срань. Поэтому до встречи в следующей части, в которой я поведаю вам об элите Вилкостополя – руССких моряках.

*Бафф — термин в компьютерных играх, обозначает временное усиление игрока, как правило, под действием специального заклинания. Срок баффа либо фиксирован, либо длится до его отмены игроком.

Прокомментировать

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here